Курсы валют ( )
USD: 62.55 р. 100 JPY: 57.06 р.
EUR: 69.86 р. 10 CNY: 89.56 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Петр АНТОНОВ: "И, слава богу, что не уехал"

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Окончив в 1950 году Дальневосточный политехнический институт им. В.В. Куйбышева, он уже 60 лет в геологическом строю и ни разу не пожалел о сделанном выборе.

- Всю жизнь просидел за одним столом, а трудовая книжка вся исписана, - делится с нами юбиляр. - Все это следствие административных преобразований или реорганизаций, которые захватили геологическую службу особенно в постсовестские времена.

Олово стало судьбой

Петр Никитович Антонов родился в с. Пятторыжск Омской области в далеком 1925 году. На Дальний Восток попал в 1934-м, куда переехал вместе с родителями. Они работали на прииске Незаметный, что в глухой тайге Красноармейского района Приморского края. В 1942 году семья Антоновых перебралась в богатый полезными ископаемыми Тетюхинский район, где в тяжелые военные годы интенсивно велась добыча столь необходимых стране олова, свинца, цинка. Там и началась трудовая деятельность Петра Никитовича, где он работал проходчиком горных выработок. Эти годы и определили его дальнейшую судьбу.

После окончания института П. Н. Антонов работает старшим геологом Ипполитовской геологоразведочной экспедиции. Позднее там же в должности главного геолога. Под его руководством и при непосредственном участии были разведаны и утверждены запасы по Первомайскому и Дальнетаежному оловорудным месторождениям, по Вознесенской группе флюорит-редкометальных месторождений, Реттиховскому и Павловскому буроугольным месторождениям, разведаны и переданы в эксплуатацию три россыпных месторождения золота, ряд месторождений строительных материалов. В 60-е годы Петр Антонов возглавляет геологический отдел Приморского геологического управления и осуществляет геолого-методическое руководство всеми поисковыми и разведочными работами в крае. В этот период была проведена разведка и утверждены запасы по таким крупным месторождениям, как «Николаевское» (полиметаллы), «Арсеньевское» (олово), «Восток-2» (вольфрам), «Гусевское» (фарфоровый камень), «Длинногорское» (Спасское) цементного сырья, по целому ряду шахтных полей Сучанского, Артемовского и Тавричанского угольных месторождений, а также по многим месторождениям нерудного сырья и строительных материалов.

Позднее была работа в Южно-Приморской геологосъемочной экспедиции в должности начальника и главного геолога Тематической партии. Тогда тематическими исследованиями было охвачено большинство месторождений олова Приморья. Есть в послужном списке Петра Никитовича руководство группой советских специалистов-геологов в Алжире, которая занималась изучением недр на территории пустыни Сахара, там были открыты месторождения олова, вольфрама, золота, бериллия, крупные месторождения подземных вод.

Сегодня он работает ведущим инженером отдела подготовки и анализа информации Приморского филиала ФГУ «Территориальный фонд геологической информации по Дальневосточному федеральному округу» и не собирается на заслуженный отдых. «Что мне делать дома? – говорит он, - я там умру».

- Его всегда отличала большая трудоспособность и ответственность, целеустремленность, детальная и комплексная проработка выполняемых задач, он требователен к себе и своим коллегам по работе, - говорят о нем сотрудники и начальство.

Вместе с тем, его отличает великолепное жизнелюбие, прекрасное чувство юмора и неистощимый оптимизм. Многие крылатые выражения, прижившиеся в геологической среде, принадлежат не кому иному, как Петру Антонову.

О прожитом и современном

- Петр Никитович, вы никогда не жалели, что пошли в геологию?

- Никогда. Жалею только, что не все удалось реализовать. После трехлетней командировки в Алжир, где мы, российские геологи, в Сахаре нашли гигантское месторождение подземных вод, я мечтал сделать из пустыни прекрасный плодородный оазис. Даже писал об этом докладные записки, ведь это было в советские времена. Надеялся, что эта информация будет обсуждаться и решаться на уровне ООН. Но ей не суждено было сбыться, возможно, не пришло для этого время. А я считаю, что освоение Сахары, обеспечение ее водой может избавить африканские народы от голода. Не исключено, что экологов беспокоит вероятное изменение климата, как следствие появления в пустыне растительного покрова. Возможно, человечество когда-то будет вынуждено это сделать, ведь Сахара богата и другими минеральными ресурсами, в том числе открытыми нами.

- Вы всю жизнь, как сами говорите, просидели на одном стуле, а не было ли желания уйти в науку, например, или попасть на работу в Москву, в министерство, ведь к этому стремились многие?

- Не скучно! А наукой, как и преподавательской работой, я мог заниматься, не покидая своего основного рабочего места. Более 10 лет преподавал в Дальневосточном техническом университете, защитил кандидатскую диссертацию. Я получал приглашения в Москву, в Министерство геологии и в институт минерального сырья, и даже чуть не уехал. И, слава богу, что не уехал, не жалею об этом нисколько.

- На ваших глазах происходили все реформы геологической службы последних 60 лет, как вы оцениваете их результат и современное состояние российской геологии?

- Современная геология в России фактически заброшена, от той геологической службы, которая существовала в Советском Союзе и принесла массу открытий, не осталось практически ничего. Государство последние годы надеялось, что геологию будут развивать недропользователи, нуждающиеся в пополнении запасов. Но время показало, что все далеко не так, даже в такой богатой отрасли, как нефтедобыча, средства, вкладываемые в геологоразведку, далеко не те, что надо было бы для поддержания и пополнения уровня запасов. Определенные вложения делаются в золотодобывающей отрасли, вот, пожалуй, и все. Я считаю, что в такой огромной сырьевой стране, как Россия, которая пока еще живет за счет минеральных ресурсов, полноценная геологическая служба может существовать только как государственная бюджетная организация. И от этого никуда не деться, это показал опыт бывшего СССР и других стран, и негативный опыт России последних лет. К сожалению, у руководства Минприроды другое мнение, впрочем, там не осталось профессиональных геологов, которые понимают, насколько непросто что-то найти в земной коре. Все, что лежало на поверхности, уже давно нашли и отработали. Теперь, чтобы найти месторождение, нужны другие затраты и знания. А сегодня в Минприроды решения принимают люди, далекие от геологии.

Своя металлургия, как программный проект

- Сегодня вы работаете в фонде недр, переосмысливая материалы прошлых экспедиций. Что дают такие работы?

- Многое, и даже открытия. Переосмысление старых данных дает много полезной информации. Иной взгляд зачастую ведет к повышению оценки перспективности той или иной территории. Там, где раньше ставку делали на один минерал, можно добывать другие. Приморский край, да и весь Дальний Восток богат на такие открытия.

- И что же в результате?

- Результат плачевный, к сожалению, горнодобывающие предприятия, за редким исключением, переживают не лучшие времена, а инвесторы не стоят в очереди на освоение этих месторождений из-за их удаленности и отсутствия инфраструктуры. Думаю, что ситуацию может изменить строительство на Дальнем Востоке современнейшего металлургического завода, который бы перерабатывал все виды добываемого здесь сырья и решил бы многие проблемы недропользователей. Но такой проект потребует огромных затрат, так как кроме завода потребуется построить дороги, ЛЭП, жилье и прочую инфраструктуру. Это не по силам какому-то одному инвестору. Ждать, когда такой проект договорятся сделать несколько инвесторов, можно еще долго. Самый реальный вариант - чтобы государство взяло на себя эти затраты, возможно, через частно-государственное партнерство или с привлечением иностранных инвестиций под госгарантии, а возможно, через последующую приватизацию. На Дальнем Востоке много сложных месторождений, где в рудах собрано несколько видов промышленных минералов. Например, на Вознесенском месторождении флюоритов, что разрабатывает Ярославская горнорудная компания, флюорит составляет только одну треть в руде, остальные - литий, бериллий, цезий, тантал и другие - уже много лет идут в отвалы. Отдельная переработка каждого элемента гораздо дороже, чем комплексная. К сожалению, в программе развития Дальнего Востока и Сибири, рассчитанной до 2030 года, такой завод не запланирован, а ведь он мог бы стать центром развития новых отраслей, толчком демографического роста, альтернативой нефтегазовой экономике в регионе.

- Петр Никитович, спасибо вам за интересный разговор. От всей души желаем вам доброго здоровья, долгих творческих лет и неиссякаемого оптимизма.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews